Стороннее мнение


 

   С годами проясняется смысл исторических событий, складываются их оценки. Одни из них требуют себе книжного объёма, другие умещаются в несколько сток. Книгам посвящена отдельная страница нашего сайта, здесь же мы помещаем более сжатые оценки, не требующие много места. Для получения не предвзятой картины особенно важны сторонние мнения тех, кто не был тогда и не является теперь активным участником одной из политических сторон.

______________________________________________________________________

Николай Стародымов

ПАВШИМ В ОКТЯБРЕ 1993-го ПОСВЯЩАЕТСЯ

Опубликовано 5 октября 2016 года

Вечером 4 октября в Москве прошли мероприятия, посвящённые событиям 3-4 октября 1993 года.

  Эк, получилось уклончиво и политкорректно: «события»…  Посвящённые памяти жертв преступления, которое совершили Ельцин и его присные против людей, придерживающихся отличной от их точки зрения. Ведь какой пункт ни возьми, а это было преступление!

  …Я отправился на мероприятие после работы, а потому сразу – к комплексу мемориальных знаков, которые расположены вдоль Дружинниковской улицы и в прилегающих к ним скверах. Митинг проходил вроде как у станции метро «1905 года», однако туда я так или иначе не поспевал, так что и не поехал. Нужно было всё равно?.. Может, и нужно было. Но я поступил именно так, как и есть. Народу на Дружинниковской собралось всего ничего. Полиции вокруг куда больше. Я уж думал, что так никого и не будет. Однако основная колонна пришла позднее. В небольшом пешеходном  переулке разместилось несколько сооружений, посвящённых тем памятным событиям. Поминальный крест, фрагмент баррикады…

  Ну и люди пришли – это главное. Кто-то пришёл, а большинство просто проходили мимо. Там ведь проходит путь к метро. И вот тёк мимо людской поток. Рабочий день завершился, дома каждого ждали близкие, ужин, телевизор… Чего тут в сырости, усталому, стоять…

   В истории каждого государства случаются переломные моменты, когда определяется его дальнейший путь. Иногда смена курса происходит более или менее спокойно. Но такое случается редко. Потому что у каждой формации есть свои сторонники, и они начинают бороться за власть. Такая картина наблюдается издревле.  Мы такое видели в 1917 и последующем годах, когда революция удалась, то же происходило в 1937-м, когда её задушили… И вот события 1991-1993 годов. Это ведь единый процесс, они нераздельны…  Только консерваторы, сиречь сторонники социалистического курса, стрелять не стали, а демократы, то бишь прозападные силы, пустили в ход оружие.  Свою точку зрения я не скрываю: считал и считаю социалистический строй более справедливым и более человечным. Однако точно так же считаю, что носители социалистической идеи в реальном воплощении её в жизнь завели страну в тупик. Они выхолостили не идею, подчеркну, а реальное её воплощение!  «Идеологи» Советского Союза на завершающей фазе его существования завели его попросту в тупик – систему выела изнутри демагогия.  В 1991 году старая страна рухнула. И в России на некоторое время зависла неопределённость. Прозападные силы концентрировались вокруг Ельцина, патриоты – вокруг Верховного Совета. Причём, симпатии большинства народа оставались на стороне патриотов-консерваторов.  Я не собираюсь сейчас углубляться в историческую, а точнее историко-идеологические дебри того периода. Просто отмечу: в Белом доме собрались люди, которые считали, что Россия должна идти по социалистическому пути развития. То есть, если перекинуть мостик в день сегодняшний, по пути, на котором экономика опирается в первую очередь на внутренние ресурсы, где в основе её развития лежит плановость, а не дикий рынок, где мы не знали кризисов и безработицы…  Друзья мои, я жил в те времена. И о недостатках той жизни знаю не хуже кого другого. Однако я могу сравнивать!  И вообще – не о себе я сейчас. И не о сравнительной характеристике той и этой жизни! Просто скажу: в Белом доме обосновались люди, которые хотели добра всему народу. Им противостояла группа тех, кто жаждал прибрать весь государственный пирог (на тот момент вовсе крохотный пирожочек) к рукам и поделить между собой.

Вторые расстреляли первых.

Считается, что в те два кровавых дня начала октября 1993 года в Белом доме погибло до 5000 человек (версия защитников) или 150 (версия победителей). Лично мне представляется, что первое число более правдиво, даже если и завышено.  За что они погибли?.. За социальную справедливость! Чтобы  богатства страны не сосредоточились в руках кучки нуворишей, попросту присвоивших себе всё – заводы, недра, «трубу».  Чтобы в стране не было неграмотности, нищеты. Чтобы молодёжь трудилась на благо России, а не массой утекала за границу. Чтобы нас не травили недоброкачественными продуктами. Чтобы нам плевать было на санкции. Конечно, можно сказать, что хрен бы это у них получилось, останься власть у них! Наверное, и так. Только ведь они погибли, чтобы так было.  А те, кто остался, привёл страну к ситуации, в которой мы живём! Мы не знаем, как и что было бы, если всё пошло по иному пути. Мы видим единственный вариант развития ситуации – тот, который наступил. Мои друзья знают, что я уже приводил в своих записках пример из дилогии Сергея Лукьяненко «Черновик» и «Чистовик». Суть книги в том, что имеется несколько вариантов развития человечества, и есть люди, которые имеют возможность путешествовать по разным таким вариантам. Что ж, даже если существуют подобные параллельные миры, нам туда путь закрыт. Мы живём здесь и сейчас, и принимаем тот мир, в котором нам суждено жить. И вот в тот момент, когда я стоял у зажжённых свечей у поминального креста, видел две категории людей. Одни пришли вспомнить тех, кто погиб ради того, чтобы мы и наши дети-внуки жили в более справедливом обществе. А мимо протекал поток людей, которых ждали телевизор и диван, и которым было наплевать что на павших, что на память о них.

   Здесь я встретил Алексея Воробьёва (справа). Мы с ним знакомы уже более десяти лет – познакомились в Организации «Боевое братство». Алексей в 1993 году работал в редакции «Российской газеты». И в те дни находился здесь же, у Белого дома. Именно как журналист. Я знаю и о взглядах его, и об отношении к событиям, и о том, с кем он общался… Только рассказывать об этом – его право.  Так вот, Алексей много чего рассказал о тех днях.

   …Так почему в те дни победили силы «демократов»?.. На мой взгляд, среди сторонников Верховного Совета не нашлось настоящего лидера. Того лидера, за которым пошли бы массы. Который взял бы на себя всю полноту власти и ответственности. В 1991 году такой лидер нашёлся – Ельцин. К 1993 году он напрочь растратил потенциал доверия к себе. А вот человека, который бы повёл сторонников по новому пути, в Верховном Совете не нашлось. Разумеется, я не имею в виду эти нелепые вылазки к Останкино! Как там в «Бумбараше»? «Революцию сделал – бомбу бросил»…  Народ, страна, общество, силовые структуры – вся Россия тогда балансировала, готовая качнуться в ту или иную сторону. Залпы мерзавцев-танкистов подтолкнули страну к нынешней жизни. (Мерзавцев не потому, что они за Ельцина, а потому, что стреляли по избранному народом парламенту и по его защитникам). Как в октябре 17-го Временное правительство сидело в Зимнем и ожидало, сумеют ли их оборонить отважные женщины, так и парламентарии 93-го ждали, сумеют ли их защитить собравшиеся добровольцы. Скажете, что это слишком примитивно?.. Наверное. Но ведь по сути-то верно! В любом случае, этих людей, которые погибли тогда, не след забывать!

  …Вечером 4 октября на Дружинниковскую улицу пришли люди почтить память погибших в событиях 1993 года. Пришло много молодёжи. Искренне пришли юноши и девушки, или их привлекли, я не знаю. Но вряд ли они осознавали, что они поминают людей, которые погибли за то, чтобы им, пришедшим, жилось иначе. Люди несли портреты погибших. И что думали павшие, глядя на день сегодняшний?

  Мне всегда особенно жалко людей, которые погибли за свои идеалы, но которые, идеалы, проиграли. Победители остались на коне… Соратники погибших как-то приспособились к изменившимся условиям жизни – и тоже чувствуют себя неплохо… А павшие… Честь осталась с ними. Но может быть им всё же правильнее было бы остаться в живых?.. Почему жить остались сбежавшие, а пали самые стойкие в своей убеждённости? Ох, и непросто же отвечать на эти вопросы!

Я преклоняюсь перед ними – перед теми, чьи портреты несли. Уж о них-то точно можно сказать, что они «сраму не имут»…




ПАМЯТЬ 1993

Поделиться в социальных сетях