Поэзия русского сопротивления


1993

   Потрясающие события осени 1993 года глубоко всколыхнули человеческие сердца и души, что нашло своё выражение в  поэтических и музыкальных произведениях, посвящённых тем незабываемым осенним дням.  Мы внимательно и бережно относимся к народному творчеству, поэтому собираем и помещаем сюда стихотворения разных авторов, посвящённые вспышке народного сопротивления свершившемуся беззаконию.  Послужившие созданию песен поэтические произведения помещены на соответствующей странице «Песни»

  Мы обращаемся к вам, дорогие посетители нашего сайта!

   Если у вас есть собственные стихи, либо вам известны поэтические произведения посвящённые осени девяносто третьего, и вы не обнаружили их здесь, — присылайте их нам, мы разместим ваше творчество, посвящённое трагическим осенним дням девяносто третьего.

Восстание

Баллада неизвестного происхождения  с документальными кадрами тех осенних дней. К сожалению, видеозапись низкого качества.

Валерий  Хатюшин

РУССКАЯ   КРОВЬ

РАССТРЕЛ

И армия ушла, оставив нас одних…                                                                1991 г.
Так ждали мы!.. И армия пришла…
Чтоб в нас убить последние надежды.
Страну, народ, как прежде, — предала,
В позоре пребывая, как и прежде.
Пока мы плачем, нам спасенья нет.
В пустых словах не может быть спасенья…
Еще мы вспомним это воскресенье,
Когда восстанем через сотню лет.
Нам распрямиться не дадут скорей…
Но не простятся ни за что на свете
Расстрелянные женщины и дети
И названные бандой дикарей.

4 октября 1993 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ВРАГИ

Каски, дубинки, щиты, автоматы…
Слёзы и кровь ветеранов седых…
Злобно глядят черномырдные хваты,
всё нам известно отныне про них.

Ведаем, сколько им дали на лапу…
Знаем подков их асфальтовый звон…
В ряд со словами «ЧК» и «гестапо»
встало фашистское слово «ОМОН».

Рожи преступные в синих беретах…
Белой колючки стальные круги…
Русские сволочи в бронежилетах –
самые подлые наши враги.

25 ноября 1993

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ПРОКЛЯТЬЕ

Язык он будет вновь немым.

1991 г.

Ну вот и опять нас везде запретили.
Нам лучшее место, как прежде, в могиле.
В России положено русским молчать.
Такая нам выдана ими печать.

Уже мы остались без Родины вроде.
Копаемся тихо в своем огороде.
Не дай Бог — услышат, не дай Бог — придут…
Помилуй нас, Господи, — что-то найдут…

Нас так запугали партийным диктатом,
Что страшно не в ногу шагать с демократом,
Так долго стращали нас тридцать седьмым,
Что мы вот теперь в девяностых — молчим.

Не дай Бог, вернутся опять комиссары, —
Внушали нам долго, покуда бейтары
Всё в тех же кожанках к нам в дом не  пришли.
Склонили мы шею опять до земли.

И полнится, полнится рабским молчаньем
Страна перед новым своим окончаньем,
И копится в душах разбуженный страх,
И светятся слезы в уставших глазах.

О русская, полная горя равнина!
Такая нам выпала в мире судьбина –
Под властью Иуды терпеть и стонать,
И глухо рожденье свое проклинать.

5 октября 1993 г

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Что говорить, когда в душе — проклятья,
когда забыты радость и любовь,
когда пусты слова: «все люди братья»,
когда не вся с асфальта смыта кровь,
когда с экранов, злобою смердящих,
рычат подобья человечьих лиц,
когда поносит русских телеящик
и награждают золотом убийц,
когда сквозь все цензурные пробелы
зияют их преступные дела…
О чем писать, когда в Москве — расстрелы,
и в куче трупов — детские тела?..

10 октября 1993 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Слишком рано они улыбаются
и торопятся всё позабыть,
ни о чем не жалеют, не каются…
Нам понятна их подлая прыть.
Слишком быстро они успокоились,
как ни в чем не бывало — опять
в новых масках и креслах освоились,
смертный страх постаравшись унять.
Все пред нами свои преступления –
верят — смогут они утаить…
Нам осталось одно утешение:
ничего никому не простить.

19 октября 1993 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ВЛАСТЬ

Она октябрьской смутной ночью
под грохот выстрелов пришла,
и все увидели воочью
ее кровавые дела.
Она, порвав страну на клочья,
себя на гибель обрекла
и вся в крови октябрьской ночью
под грохот выстрелов — ушла…

Март 1994 г.

Свободу завоёвывают кровью.
Не признаёт она иных щедрот.
Она своей безжалостной любовью
на пьедестал ведёт и эшафот.

Свободу завоёвывают кровью.
Глуха к словам без жертвы и борьбы,
она, как смерть, не поведёт и бровью
на уговоры, просьбы и мольбы.

Свободу завоёвывают кровью.
Подкожный страх пред нею изживи.
Цхинвал, Донецк, Луганск и Приднестровье
познали яд и мёд её любви.

Свободу завоёвывают кровью.
Когда остры глаза, сердца и слух,
ни жалам пуль, ни чёрному злословью
не победить в крови свободный дух.

Жестокий мир овеян русской новью.
За русский новый мир идёт война.
Свободу завоёвывают кровью —
и лишь тогда навек она верна.

1 июня 2014

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

13 НОЯБРЯ 1993 ГОДА

Стояли с непокрытой головой
под высотой небесного знаменья*…
Ребят погибших день сороковой
совпал с моим печальным днем рожденья.

Сгоревший Дом — как траурная тень…
Он был ушедшим им уже не виден…
На Красной Пресне в этот скорбный день
со всеми плакал я на панихиде.

Их назывались Богу имена,
И хор церковный повторял молитву.
Я знал: на небесах идет война,
и вслед за ними — мы пойдем на битву…

Морозный снег искрился на траве,
пропитанной непокоренной кровью.
Молились мы в запуганной Москве
наперекор всевластному злословью.

Все это было, как в тревожном сне:
мерцали свечи в хвойных лапах ели,
на стадиона каменной стене
в пробоинах от пуль цветы алели…

Они стояли здесь тринадцать дней,
и вот — ушли, оплаканные нами,
расстрелянные армией своей
за то, что не желали жить рабами.

Нас ждет тоска немереных дорог,
нас в прах испепелят иные грозы…
Вчера закон был с нами, нынче — Бог
И в этот день Он видел наши слёзы…

Ноябрь 1993 г. 

————————————— 

* В этот день над Красной Пресней многие люди были свидетелями видения в небесах образа Пресвятой Богородицы.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ЧЕРНЫЙ ДОМ

Исподлобья взгляд несмелый,
свечи и цветы кругом…
Дом Советов, белый-белый,
— разбомбленный черный дом.
Демократы, автоматы,
сумасшедший белый свет,
в касках русские солдаты,
пуль свистящих красный след…
Что ж  вы, гады, в самом деле…
Всех расстрелянных — сожгут…
Мы стояли две недели,
в дождь и снег стояли тут.
А какие песни пели,
ёжась над костром ночным!..
Что ж вы, гады, в самом деле:
разрывными — по своим…
Бэтээры, кровь и стоны,
лиц погасшие черты…
Здесь теперь — цветы, иконы,
свечи, слёзы и цветы…
Демократы, депутаты…
Тщетно сына ищет мать…
Где ж вы, бравые солдаты?
Приходите пострелять…
Нас еще в России много –
не утративших корней,
и следят за нами строго
дерьмократы всех мастей.
Дышит смерть в их липких лапах,
встал ОМОН зверьем тупым…

Стадиона трупный запах,
белый дом как черный дым…

19 октября 1993 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Былой страны не существует.
Величье отдано за так.
Смеется враг и торжествует,
и на костях танцует враг.

Народ бессмысленный и жалкий
молчит трусливо, как всегда.
Надежды тают в общей свалке,
всех держит за руку Нужда.

Идут навстречу Смерть и Голод,
а позади – кромешный дым.
На сердце – мрак, тоска и холод,
последний свет в глазах – размолот,
язык – он будет вновь немым.

Август 1991


Борис   Гунько †

Памяти  Бориса  Михайловича  Гунько

Е.Громова

    4 мая 2006 г. с нами не стало известного поэта, коммуниста, пламенного оратора и борца Бориса Михайловича Гунько. Все эти годы «реформ» и «демократии» Борис Михайлович был на переднем крае борьбы…

Узнать подробнее  о  героическом жизненном пути Бориса Михайловича Гунько, познакомиться с   произведения великого поэта, не вошедшими на данную страницу,  можно  здесь

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ТОСТ

Кто отдавал Матросову приказ?
Никто! Лишь собственное сердце,
суля в награду только холод смерти,
его вело на подвиг ради нас.

Кто посылал Джордано на костёр,
кто повелел от смерти не отречься?
Он сам над миром разум распростер.
И этот разум не угаснет вечно!

Кто нам велит идти не в торгаши,
а на защиту Родины Советов?
Никто! Лишь гордый зов души
повелевает властно сделать это.

Есть тип людей. Он был во тьме веков.
Он есть сейчас. Он вечно в мире будет.
В нем соль земли. Он антипод Иуды.
Мой, тост, друзья: «За всех большевиков!» 

28 сентября 1993 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Скачать звукозапись

ДОМ СОВЕТОВ

Не день, не два он всё горел, как свечка.
И люди удивлялись: Почему?
А там, браток, была… такая печка,
что не постичь нормальному уму.

Снаружи лишь огонь багрово-красный.
Внутри же, отдавая Богу жизнь,
ГОРЕЛО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ МЯСО —
живых людей кремировал фашизм.

И много дней стояло оцепленье,
людского гнева сдерживая вал.
Фашизм скрывал громадность преступленья —
ФАШИЗМ ПОСПЕШНО РАНЕНЫХ СЖИГАЛ!

Их было много. И на грани жизни,
в последний миг последнего пути
они просили отомстить фашизму,
во что бы то ни стало отомстить!

Нет! Не просили! Требовали жёстко,
как жёстко грудью приняли удар,
как жёстко лег на пулемёт Матросов,
как жёстко в бой Панфилов поднимал!

И мы, браток, обязаны сегодня
дать клятву в том, что выполним наказ,
что снова станет Родина свободной
и никогда свободу не отдаст,

Что мы построим вновь страну Советов,
но эта боль вовеки не пройдёт,
покуда не свершится месть. Об этом
над нами чёрный пепел вопиёт!

Октябрь 1993 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ПОДЛЕЦ!

Ты хоть бы хлеб оставил!
Нет! Убивать — так убивать!
Твоя игра всегда — без правил.
Твоё призвание — ломать.

Ты — самый лютый враг народа,
маньяк, смердящий на крови,
палач любви, палач свободы,
бульдог с повадками совы.

Твой облик бешенством отмечен.
Вкусивши раз, забыть нельзя
шершавый звук змеиной речи
и оловянные глаза.

Тебе б с умом твоим убогим
стоять в пивной и клянчить грош.
Куда там! Ты уперся рогом
и прямо в фараоны прёшь.

Как носорог месопотамский,
ты лезешь рылом напролом.
Но час придет! Твой натиск хамский
с хорошим встретится колом.

Тебя великий гнев народа
раздавит, словно паука,
и не спасёт тогда урода
заокеанская рука!

Анкара. 17 декабря 1993 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Напрасно пламень льёт с трибуны Цицерон,
напрасно в бой идут и Праведник и Воин,
Напрасны подвиги, молитвы и закон —
народ имеет то, чего достоин он,
и не получит то, чего он не достоин!
НАРОД ИМЕЕТ ТО, ЧЕГО ДОСТОИН ОН!

Но, если твой народ, словно свинья в хлеву,
постыдно спит и сон его ужасен,
и ты восстал, чтобы зажечь ему
свет истины высокой и прекрасной,
а истина ему не по уму…
УЖЕЛИ ТВОЙ ПОРЫВ НИКЧЕМЕН И НАПРАСЕН!?

Нет! Не спеши сказать, что твой народ — навоз,
что бесполезно в нём пытаться сеять разум.
Не от навоза ли пышней цветенье роз,
не в хрустале ль они не выжили ни разу?
Сей, Сеятель! Терпи! Вези свой тяжкий воз!
ВЗОЙДЕТ СВЯТОЙ ПОСЕВ И ВОЗГОРИТСЯ РАЗУМ!

Взойдет святой посев! И праведный народ
достоин станет лучшей, светлой доли.
Пусть на него тогда сам дьявол нападёт,
пусть он его лишить захочет воли, —
народ имеет то, чего достоин,
И ЖИТЬ В ЯРМЕ НЕ СТАНЕТ ТВОЙ НАРОД !

Май 1995 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

Он, словно заяц, мечется по жизни,
чтобы найти престижные пути.
Как будто что-то может быть престижней,
чем в смертный бой за Родину идти!
***
Я редко в зеркало смотрел.
Но раз пришла усталость,
взглянул… и сразу обомлел —
Увы! Зима подкралась!
Так что же? Квохтать: «Боже мой!»,
и тихо по теченью
плыть к смерти? Нет! Не медля — в бой!
И умереть в сраженьи!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

СКРИПКА

Звучала Скрипка. Бах. Чакона.
Как Откровенье прост и горд,
непоборимые Законы
глаголил страждущий аккорд.

И в половодье дивных звуков,
яснее, чем из тысяч книг,
сгорая в радостях и муках,
я Правду высшую постиг.

Я понял — жизнь дана для мысли,
мысль для борьбы за идеал.
…Звучала скрипка. Коммунистом
в далекой юности я стал.
Май 1994 г.

НАШ  СТАЛИНГРАД 

На Васильевском спуске живая стена.
Это Совесть России стоит.
Это горе и скорбь, это гнева волна.
Это бой от зари до зари.

От зари до зари моё горло в крови.
Я кричу что есть сил: «Депутат!
Депутат, посмотри — вся Россия горит!
Наступает последний парад!

Депутат, посмотри, как, хрипя и звеня,
чуть не плавится мой мегафон.
Поддержи же меня! Пусть добавит огня
из Кремля твой второй микрофон!

Микрофон — пулемёт!
Мегафон — огнемёт!
Нет другого оружья у нас!
Но придет светлый час, и великий народ
уничтожит зловонную мразь!

Ты пойми, депутат! Это наш Сталинград!
Ты пойми, депутат, это — он!
Бьёт Россия в набат! Так ни шагу назад!
Мы — ударный её батальон!» 

…Как у Дома Советов живая стена,
Это Совесть России стоит.
Это горе и скорбь, это гнева волна,
Это бой от зари до зари…

Март — Октябрь 1993 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

СОЛДАТАМ «НАШЕЙ» —  РАНЕЕ СОВЕТСКОЙ,  А НЫНЕ — ФАШИСТСКОЙ АРМИИ

I

Я помню дни Любви, Печали,
дни Торжества моей страны,
когда, рыдая, мы встречали
солдат, вернувшихся с войны.

И невернувшихся молили
простить, что пережили их.
О, как тогда правы мы были
в мольбах пророческих своих!

Как будто чувствовало сердце
сквозь толщину грядущих лет,
что пред ушедшими в бессмертье
придётся нам держать ответ.

Как будто знали достоверно,
что, совершив почётный круг,
когда-то медленно, но верно,
к позору двинемся мы вдруг.

Но нет! Тогда в хмелю объятий,
в пылу речей не смели мы
ни на мгновенье сомневаться
в победной поступи страны.

Нас волны славы беспредельной,
как крылья поднимали ввысь,
и мы, казалось нам, глядели, —
уже глядели! — в коммунизм!

Казалось нам в огнях салютов,
что каждый каждому стал брат.
А коли враг нагрянет лютый,
так ведь у нас такой солдат!

И так неистово и свято
тогда уверовал народ,
что правда нашего солдата
любую силу превзойдет!

Защитник наш, надежда, сокол,
герой, спаситель, богатырь…
Каких только имен высоких
народ ему не подарил!

И вроде это стало нормой
и утвердилося навек,
что человек в военной форме
есть самый лучший человек…

II

И вдруг… случилося такое,
что не понять, не объяснить —
покрыт позором русский воин!
И сердце требует спросить:

Кому вы служите, солдаты,
Кого вы предали в бою!?
Могли ль поверить вы когда-то,
что скоро Родину свою

С таким холопским равнодушьем
вдруг отдадите палачам,
и вас не будет совесть мучить,
больная совесть по ночам!

Могли ль поверить вы,
что скоро всё та же воинская стать
уже не славой, а позором
вас всюду будет отмечать!

Ведь всё, что к той причастно стати —
погоны, выправка, мундир —
всё вопиет теперь: «Предатель!»,
всё обличает: «Дезертир!» 

Всё обращает к мысли жуткой,
что, хоть потерян сраму счёт,
но вот мундир на проститутках —
такого не было ещё!

Увы! Настало это время,
и уж который год подряд
с таким убийственным презреньем
на вас прохожие глядят.

Вас втайне жены презирают,
стыдятся дети за отцов
и в генералов не играют,
чтоб не сойти за подлецов.

Вас, из-за подлой жажды денег
не поборовших подлый страх,
вас, подло ставших на колени,
с ТАКИМ оружием в руках —

вас молча судят предки ваши,
вас ваши внуки проклянут,
всех вас — «нейтралитет державших»,
и под подолы баб сбежавших,
и принародно расстрелявших
свою великую страну.

И если с этой жуткой славой
рискнёте вы среди людей
скользить всё так же величаво,
блистая выправкой своей,

Не обижайтесь, что повсюду,
не в силах более молчать,
плевать в лицо вам люди будут
и палачами называть.

Вы славу русского солдата
на тыщу лет втоптали в грязь,
и не надейтесь, что когда-то
простят расстрелянные вас.

Вам не забудутся измена
и ужас в девичьих очах,
и эти сотни убиенных,
и панихиды при свечах,

И горе Родины распятой,
и в рабство проданный народ…
И всё, что для России свято,
на вас проклятием падёт!
Октябрь 1994 — май 1995 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Есть чувство дивное,
нам данное навеки —
великое начало всех начал,
венец и основанье Человека,
наставник и судья поступкам и речам.

Оно дарует нам высокие стремленья,
с ним мы всегда средь братьев и сестёр,
с ним душу мы спасаем от растленья,
с ним в звёздный час восходим на костёр.

То чувство Родины. Оно неизъяснимо,
как магнетизм, как Божий дар любить.
В нём скорбь и радость обретают силу,
в нём всех веков связующая нить.

Как мать родную мы не выбираем
и чтим не за богатые дары,
так чувство доброе к отеческому краю
в душе, не умолкая, говорит.

Возвышен и блажен, кто полон чувством этим.
Созвездья многих душ дано ему объять.
Он боль Отечества не может не заметить
и радости его легко ему понять.

Его не обмануть лихим словесным блудом —
в защиту Родины святая часть души
восстанет в нём, изобличит Иуду
и правый суд над ним немедля совершит.

Но если не дано душе такого чувства,
как церковь без креста влачит она свой век.
Чем не заполнь её, в ней всё темно и пусто.
Ущербен без него и жалок человек.

Не верь тому, кто Родину не любит,
кто в суете забыл про свой народ.
Настанет час — он и отца забудет,
и мать родную по миру пошлёт.

Не верь ему! Ни праведник, ни лекарь
не исцелят души его вовек.
Коль чувство Родины ушло из Человека,
напрасно всё — ушёл и Человек !
1993 г.


Евгений  Нефёдов†

ПРОЗРЕНИЕ

Всё начиналось милой болтовнёй
Про «общечеловеческие ценности»,
Продолжилось «парадом суверенности»,
А кончилось – пожаром и резнёй…

Какая боль, Отечество моё!
Тебя клевали злобными тирадами
Все эти «архитекторы» с «прорабами»,
Как жаждущее крови вороньё.

Своей стране пропеть за упокой
Спешили под заморские овации!
Себя же называли – «совесть нации»,
Не уточняя – нации какой…

А остальные, мол, и не народ,
А пьянь да рвань или шпана погромная.
Но в нужный час – встаёт страна огромная
И в руки кол, прозревшая, берёт!

Ты не умрёшь, Отечество отцов.
Как не уйдут от нас твои губители.
В любой одёжке и в любой обители
Мы их узнаем! Каждого. В лицо.

Мы защитили Родину не раз:
На Волге, в Курске, у деревни Крюково…
И ныне слово Сталина и Жукова
Под Стяг Победы собирают нас!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ПУТЬ

Мы жили так, как мы умели,
Но вновь пришли учителя,
Веля похерить, что имели,
И начинать опять с нуля.

Они, конечно, сели в лужу
И всё закончили стрельбой,
Не «перестроив», а разрушив
Страну, родную нам с тобой.

О, времена беды кровавой,
Где мы не предали Державу,
Где мне на слово дали право
И «День», и «Завтра», и народ.

Где красный, белый, левый, правый,
Сплотясь по братскому уставу,
В бой выступали не за славу,
А шли за Родину – вперёд!

ТОТ  ОКТЯБРЬ

«Реформаторы»,как по-крупному
Победили «врагов реформы» вы!
Пол-Москвы завалили трупами,
Пол-Москвы увезли в «Лефортово».

А пока всю страну не вывезли –
Как надсадно вы в эти годы
В приложения к телевизорам
Реформировали народы…

Реформируете без устали:
Честных – в нищих, ворьё – в «элиту»,
Души русские – в антирусские.
А теперь вот живых – в убитых.

Конституцию сытым скопищем
Изнасиловали – и рады.
Мы рвались к ней на крик о помощи!
Ну так кто ж из нас – демократы?!

Что там прения, что регламенты…
Ваши доводы – сверхречисты:
Бьёте танками по Парламенту!
Ну так кто же из нас – фашисты?!

С той землёй, где взросли Иванами,
Мы родство разорвать не в силе,
Вы ж всей шкурой – за океанами.
Ну так кто же из нас – Россия?!

…Она терпит и терпит, смирная.
Но когда-то – остудит ваш пыл.
Кто с мечом к нам пришёл «реформировать» —
Тот историю позабыл!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ГРЕХ-93

Он стрелял из танка по своим.
Лай команды был неумолим.
Плыл дворец в прицеле перед ним.
Стало небо чёрным и седым.

Отвалили денег дураку.
Он таких не видел на веку.
Пил неделю, лёжа на боку.
Заливал звериную тоску.

Незаметно расхотелось пить.
Незаметно расхотелось жить.
И тогда решил себя казнить.
Расстрелять, повесить, утопить.

Посмотрел на старый пистолет.
Оказалось, рук на это нет.
У петли поставил табурет.
Оказалось, ног на это нет.

На мосту упёрся в парапет.
Оказалось, сил на это нет.
На войну не взял бронежилет.
Оказалось, пуль на это нет.

Год за годом тягостно плывёт.
Он живёт и вроде не живёт.
Дни и ночи курит напролёт.
И одно покоя не даёт.

Тот бы танк – да был сегодня с ним.
Башню р-р-развернул бы и – прямым!
Что ему чужих размазать в дым?
Он стрелял когда-то по своим…


Поэтические произведения других авторов размещены по приводимым далее ссылкам:

Ф. Кулешов;  Д.Дудник; В.Фиохин; Л.Заверняева; С.Золотарёв; А.Суханов; С.Коротков; Л.Ивашов; И.Бикбулатов; Е.Польгуева

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

 Стихотворения Ю.Кузнецова, Л.Котюкова, Н.Уткиной, С.Макеевой, Н.Егорова, В.Сорокина, М.Струковой, С.Сурнина, Д.Коротаева, В.Занчурина, О.Сапожникова, В.Лещенко, М.Титова, И Голубичного, М.Титова, А. Симонова, Т.Глушковой, В.Бушина, И.Ляпина нашли своё место здесь


память 1993


Поделиться в социальных сетях